Мартышкино: теперь глубоко

Для того, чтобы со своей дальностью 37,5 километров эффективно решать боевые задачи, особенно в условиях наличия у противника “длинных рук” с дальностью ведения огня 62 километра, железнодорожные батареи были вынуждены максимально близко подходить к переднему краю. Поскольку часть из них находилась на Ораниенбаумском пятачке, ближайшей точкой со стороны Ленинграда для них было окончание выемки железнодорожного пути возле нынешней платформы Университет (строго к югу от усадьбы Мордвиновых на карте).

Если быть совсем точным, то вот это самое место. Тот самый присыпанный снегом крайний холмик.

Край позиции ж/д транспортеров в Мартышкино

Здесь созданная в 1860-м году выемка заканчивалась, как и рукотворные насыпи по ее бокам, лес обрывался, и рельсы заворачивали на длинную прямую к станции Старый Петергоф. А через станцию Старый Петергоф проходили траншеи переднего края. Дальше были немцы…

Если забраться на этот самый холмик, то вот он, поворот путей.

Край позиции ж/д транспортеров в Мартышкино

А вон платформа Старый Петергоф в конце прямой. Оттуда пути просматривались фашистами насквозь до самого поворота.

Вид на платформу Старый Петергоф

Таким образом, получилась максимально вынесенная к переднему краю огневая позиция, прикрытая с обоих сторон высокой насыпью и лесом, непросматриваемая противником. Вот она, эта позиция, вид с того же самого поворота в сторону платформы Мартышкино. Видно и платформу, и ОРАНЭЛовский мост, и даже видно, что путь опускается ниже и ниже.

Вид на позицию, платформу Мартышкино и мост ОРАНЭЛы

Столбы по бокам пути в то время уже стояли, но были железными, решетчатыми – линия была электрифицирована еще в 1933-м. Подозреваю, что провода при подходе немцев к городу сняли. Вот сюда и приползали по ночам ведомые паровозом транспортеры ТМ-1-180. Отсюда они и стреляли. И сразу же уходили.

Что ж, пройдемся пару километров вдоль бывшей огневой позиции? В месте, где рельсы начинают опускаться в рукотворную выемку, сначала – неглубоко, и где по бокам начинаются рукотворные же брустверы. Им как раз нонче исполняется 150 лет.

Мартышкино

Помню, в школьном музее боевой славы у нас висело несколько фотографий этих артиллерийских транспортеров ТМ-1-180, и одна из них – три транспортера стоят в ночи в глубокой выемке, как раз где-то вот здесь, и ведут огонь по противнику – местность вокруг ярко освещена громадными вспышками пороховых газов.

Граница леса. Здесь когда-то, видимо, шла дорога. Позиция начинается вправо отсюда, у правого обреза кадра – край бруствера.

Мартышкино

Вот здесь был блиндаж. Справедливости ради, на Ораниенбаумском пятачке в лесу везде много блиндажей. И есть места, где до сих пор валяются осколки снарядов, каски и другие непонятные железки. Совсем рядом – в паре километров от места, где мы сейчас стоим. Нога человеческая туда не ходит – кругом болота-с.

Мартышкино

Вид вдоль бруствера. Зимой, конечно, трудно различить контуры окопов и блиндажей, но летом еще труднее – все зарастает.

Мартышкино

Окоп, окаймляющий позицию со стороны переднего края обороны. Этого добра тут много.

Мартышкино

Проходим ОРАНЭЛовский мост. Он все это видел, он пережил эту войну. Прямо за ним, в шестистах метрах – воспетые Шишкиным Мордвиновские дубы ;)

Мартышкино

Если отсюда посмотреть назад, на поворот дороги, то видно, что в этой точке рельсы уже заглубились в землю примерно на высоту человеческого роста. Надеюсь, объяснять читателям правило визуального горизонта, которое преподают в шестом классе на уроках рисования, не нужно ;)

Мартышкино

Где-то вот здесь была сделана виденная мной когда-то в школьном музее фотография.

Мартышкино

Тем временем полотно железки опускается все ниже. Проходим еще один ОРАНЭЛовский мост…

Мартышкино

…и вот мы уже выше контактной сети и макушек светофоров – более пяти метров от рельсов. Отсюда, с гребня, уже видна в просветы между деревьями гладь Финского залива. Отсюда артиллерийская батарея могла самостоятельно вести огонь по противнику, если бы он попытался подойти к Ленинграду с моря. И до противоположного берега дальности бы тоже с запасом хватило.

Мартышкино

Мартышкино

Вот уже как далеко мы отошли от поворота.

Мартышкино

Если спуститься вниз, становится видно, что уже здесь поезда помещаются в выемке целиком.

Мартышкино

Вот и главный ОРАНЭЛовский мост. Ныне соединяет улицы Связи и Жоры Антоненко. За ним, дальше – надпутевой пешеходный переход платформы “Мартышкино”. Посмотрел – по нему в случае необходимости возможно проехать на джипе, если, конечно, он заберется на ступеньки.

Мартышкино

Интересно посмотреть на профиль путей. Ровно под мостом находится узкая поперечная выемка. Дальше – ровная площадка до платформы Мартышкино, и дальше снова спуск.

Мартышкино

Посмотрим в сторону платформы Университет, откуда мы пришли. Мы уже спустились ниже перелома рельефа. И мы находимся прямо посередине огневой позиции.

Мартышкино

Встаем прямо под ОРАНЭЛовским мостом. Электричка приложена для масштаба ;) Видно, как выемка заворачивает влево, и ее край начинает понижаться. Именно там, за поворотом, железная дорога выходит из выемки на берег Финского залива.

Мартышкино

Здесь, в этом месте между мостом и платформой, выемка имеет локальную отмель ;) глубиной около трех метров. Дальше глубина выемки резко возрастает и достигает предела – около семи-восьми метров.

Добравшись до платформы “Мартышкино”, мы можем наконец сверху с перехода лицезреть самую глубокую часть железнодорожной выемки. Даже как-то странно понимать, что ее копали вручную, безо всякой механизации.

Мартышкино

Это вид в сторону “Университета”.

Мартышкино

Мартышкино

Снизу, с платформы, этот же участок виден целиком (т.к. опоры контактной сети и мост ОРАНЭЛы не мешают):

Мартышкино

Теперь посмотрим в сторону Ораниенбаума. Тянемся зумом. Вот на этом, самом глубоком участке, по бокам больше всего воронок от снарядов.

Мартышкино

Мартышкино

Мартышкино

Пройдем немного вперед по гребню и посмотрим на платформу “Мартышкино” с той точки гребня, напротив которой начинают закругляться пути. К слову, я не уверен насчет предвоенного расположения платформы “Мартышкино”. На старых фото можно видеть, что платформа короче и находится дальше от ОРАНЭЛовского моста:

платформа Мартышкино, 19 век

И в окрестностях существующей платформы поныне видны серые бетонные остатки старых лестниц Бог-знает-какого-возраста. В этот раз снимать не стал – они целиком под снегом, но летом у меня все равно запланирован второй проход по этому же участку, досниму ;) И вообще, перед революцией на этом участке было в разы больше пассажирских платформ, нежели сейчас. И “Мартышкино” было построено точно раньше 1911 года, хотя официально в документах появилась только с 1914-го ;)

Так вот, забираемся на гребень. Отсюда виден лишь кусочек платформы “Мартышкино”. Остатки непонятных лестниц – прямо перед торцом платформы с этой стороны. Под снегом.

Мартышкино

Спускаемся на пути. Склоны крутые настолько, что бОльшую часть не идем, а скользим на каблуках в снегу.

Взгляд в сторону “Мартышкино” и “Университета”. Практически вся артиллерийская позиция как на ладони. Видно профиль пути и горизонтальную площадку напротив пассажирской платформы.

Мартышкино

Теперь повернемся в сторону Ораниенбаума. Видно, что за поворотом пути начинают выходить из выемки на простор.

Мартышкино

С трудом забираемся на противоположный склон. Отсюда поворот виден весь, вплоть до железнодорожного переезда. Когда-то, до Октябрьского переворота, здесь у самого переезда была платформа “Олинская”. От нее до последнего времени сохранялось еще станционное здание 1864 года постройки (находилось справа за обрезом кадра, в густом кустарнике). Сейчас, если не ошибаюсь, его таки растащили на кирпичи :(

Мартышкино

С этой же точки гребня опять прекрасно видно залив ;) ну, не то чтобы совсем прекрасно…

Мартышкино, вид через Финский залив

И отсюда же видно насквозь все 2,7 километра огневой позиции. Всю выемку вдоль, от и до. Вот она вся, кроме поворота прямо под нами:

Мартышкино

С учетом того, что мы стоим на линии горизонта (в смысле – верхней отметки пути), видно, как рельсы карабкаются вверх ;)

В сторону же переезда гребень выемки кончается. Как все это копали руками – представить трудно. Видно, как высокая линия обрыва (около семи метров) пересекается с линией железной дороги.

Мартышкино

Если быть точным – шоссе как раз и было построено аккурат вдоль нижней кромки этого самого обрыва.

Мартышкино

Снова перебираемся через пути на ту сторону – там откос повыше – и смотрим напоследок на залив через пути.

Мартышкино, вид через Финский залив

Место высокое, далеко видать. Вот рыбаки где-то на полпути к фарватеру…

Мартышкино, вид через Финский залив

Вот Кронштадт и Никольский Морской собор. Собор всех религий, кстати. Снимал там в команде Рауфа Кубаева “Трое против всех” в 2002 году, так бедный Рауф наотрез отказывался входить, пока ему настоятель лично не объяснил, что собор общий. Поскольку моряки вместе идут на дно, независимо от религии, то и храм у них у всех общий. Центральная часть – православная, а по бокам – четыре зоны, одна из которых – мусульманская. Остальные три не помню, но наверняка еще одна для католиков и одна для буддистов. Странно, что нигде в литературе я этого не вижу. Везде храм позиционируется как исключительно православный, а это “наглишинг бабкин пиздунг!” :)

Мартышкино, вид через Финский залив

А это вот Северо-Западная ТЭЦ, еще одно творение Мелькора ;)

Мартышкино, вид через Финский залив

Корабль идет по фарватеру из порта. С таким обзором места для артиллерийской батареи лучше и не придумаешь. И не надо провода тянуть – можно так вниз пушкарям орать “прицел 120! азимут 200!” :)

Мартышкино, вид через Финский залив